+38 061 787-55-84 +38 067-611-97-67 info@timenews.in.ua

Запорожанка о депортации крымских татар: Семью дедушки спас мешок муки, который они взяли с собой

21:39, 18.05.2017

Нияра Мамутова — жена запорожского имама, активистка исламского культурного центра «Вера», живет в Запорожье с 2013 года, когда вместе с мужем переселилась из Крыма в Запорожье. Сегодня, 18 марта, когда Украина и все крымские татары вспоминают погибших в ходе депортации из Крыма татар, Нияра рассказала «Времени новостей» и другим СМИ историю своей семьи, поделившись горькими воспоминаниями о выселении татар с их исторической Родины 73 года назад.

Правда, перед импровизированным интервью, которое проходило перед началом круглого стола «Репрессированные народы», она попросила журналистов не задавать ей вопросы, связанные с событиями 2014 года и их последствиями.

img_1499
Нияра Мамутова

— Наши мужчины еще воевали за Красную армию и шли на Берлин, выгоняя с территории Украины фашистов. Но пока они были на фронте, их семьи депортировали… Разбудили в четыре часа, дали 15 минут на сборы, выводили на  общую площадь, а затем везли в Симферополь, — рассказала Нияра. — Здесь всех сажали в товарные вагоны и везли в неизвестном направлении, ничего не говоря. Многие думали, что их везут расстреливать, потому что им объявлялось, что они враги Советского Союза.

Точно также погрузили моих дедушек и бабушек из разных регионов Крыма. Очень было жарко, так как это был май. При этом не давали ни пить, ни есть. Хотя нет — дедушка рассказывал, что давали есть что-то соленое, какую-то баланду, от чего хотелось еще больше пить и от этой «еды» начинали болеть животы — люди умирали в вагонах. Когда поезд останавливался, люди пытались разжигать костры и быстро что-то готовить, но часто звучал гудок паровоза и все бежали, не успев ничего толком сварить. Дедушка рассказывал, что они взяли с собой мешок муки и этим они продержались, когда ехали в поезде. В их семье было восемь детей.

Он рассказывал, что и во время войны было тяжело, потому что немцы все время думали, что он еврей и хотели его застрелить. Немецкий штаб был рядом и когда они видели моего дедушку, которому тогда было шесть или семь лет, один немец постоянно ставил его к стенке, угрожая застрелить. «Но мама меня все время прятала», — рассказывал он. Пока были немцы в Крыму, он прожил все это время под кроватью — ел там, спал. Немцы не могли поверить, что у женщины может быть восемь детей — думали, что она приютила еврейского ребенка.

Когда пришла Советская армия, были рады, что освободили их села и города, но оказались в депортации… Дедушка рассказывал, что их селили в непонятные бараки, где все было из досок и сена. А рядом жили то ли волки, то ли шакалы, которые уносили слабых детей. Ни у женщин, ни у ослабленных детей не было сил дать отпор животным. Он рассказывал, что детей стали укладывать повыше, чтобы их не уносили эти животные. Он также говорил, что тяжело было хоронить, так как не было сил у людей — умерших немного прикрывали землей, а на второй день их раскапывали животные…

По его словам, многие заболевали тифом и холерой… По неофициальным данным, в ходе депортации погибло около 46% населения. После войны, когда мужчины возвращались с фронта, они искали своих родственников по всему СССР. Например, бабушкин отец нашел их на Урале. Сначала он приехал в Узбекистан, но там их не обнаружил, а нашел их на Урале. Но с войны он приехал контуженный, поэтому хорошо работать уже не мог, чтобы помогать своей семье.

Свои семьи пришлось смотреть мальчикам,  некоторым из которых было по 9-10 лет. Им пришлось много работать, чтобы прокормить своих матерей.

Но они никогда не забывали о Крыме, ожидая когда они поедут домой.

…Когда в 1987 году им разрешили возвращаться в Крым, часто часть семьи оставалась, чтобы продать дом в Узбекистане, а вторая приезжала на пустое место. Семья моего мужа приехала в колхоз, купила голый фундамент, во дворе отстроили однокомнатную времяночку, в которой жили мать, отец и пятеро детей. Так жили очень долго, пока не стали на ноги. Часто не было возможности купить кирпичи или стройматериалы, потому что им намеренно их не продавали.

По возвращении в Крым, семья моего отца поселилась в Присивашье — в Советском районе Крыма, по дороге на Феодосию, потому что пустить корни там, где жили наши предки — Судак, Бахчисарай, Севастополь — у нас не получилось. Особенно о возвращении именно в эти места мечтали дедушки, потому что у них еще жива была память. Они помнили свои дома, знакомые дорожки, на которых прошло их детство. К тому же горная местность отличается от степной, где мы начали жить. Они говорили: «Берите землю и стройтесь!». Но ни у одного сына не получилось переехать именно в эту местность, в родные места. Только один мой дедушка ездил и смотрел свой дом, в котором он жил до депортации. Это был самый большой дом в деревне. Бывали люди, которые пускали  смотреть дома свои. Но бывало, что не пускали и не выходили — боялись, что потеряют дом, поэтому не давали людям возможность прикоснуться к истории, вспомнить свое детство.

Нияра завершила свой рассказ, пожелав украинцам и крымским татарам «держаться вместе»:

— История показывает, что нам — украинцам и крымским татарам — нужно держаться вместе, поддерживать друг друга. Хочу пожелать украинцам уважать свою нацию, держаться за свои корни и никогда не отпускать их и хотя бы словом, сердцем поддерживать крымских татар.

К слову, завтра, 19 мая, на площади Маяковского пройдет траурный митинг, посвященный памяти депортированных в 1944 году из Крыма народов. Начало митинга в 15.00.

Вместо справки

Напомним, что формальной причиной депортации крымских татар было названо их сотрудничество с немцами в период оккупации полуострова. Это утверждение лишь частично соответствует действительности, поскольку на оккупированной территории СССР фашистами были созданы различные формирования не только из татар, но из представителей других народов — эстонцев, латышей, украинцев, белорусов, русских, народов Кавказа и калмыков. Депортированы же были лишь некоторые провинившиеся, по мнению  советского руководства, народы. Кроме крымских татар, такая участь постигла калмыков, чеченцев и ингушей, балкарцев, карачаевцев, турков-месхетинцев. В ходе депортации калмыков и крымских татар погибло до половины численности этих народов, что дает основание считать депортацию актом геноцида.

По мнению некоторых историков, депортация крымских татар 1944 года стала финальным актом более чем 500-летнего противостояния России и Крымского ханства, особенно периода, начавшегося с присоединения Крыма к России, в 1783 году.

Читайте также: В Запорожье открыли информационную доску бойцам 93-й отдельной мехбригады. Фото

Константин Кулаков, Время новостей


Новости партнеров

Loading...